Дружба по Контракту . № 16

Модератор: Модераторы

Ответить
Аватара пользователя
воин
Сообщения: 371
Зарегистрирован: 29 дек 2009, 21:49
Откуда: Тутошние мы, ныне, хотя и поваряжить пришлось - по Союзу
Контактная информация:

Дружба по Контракту . № 16

Сообщение воин » 17 янв 2011, 18:36

Дружба по Контракту

Как я и обещал, рассказываю случай об отношении солдат к командиру, выраженном в их поступке, но теперь уже речь пойдет о солдатах-контрактниках. Случай, который заставил задуматься. Напомню читателю, что речь идет о моей службе в Грузии, конкретно о группе российских войск в Закавказье, в 62 военной базе, располагавшейся в городе Ахалкалаки. Небольшой совет и просьба: дабы полностью ощутить историческую картину, суть поступков людей, их образ мыслей, прошу прочитать предшествующие этому рассказы. Впрочем, буду пытаться изложить историю как независимую (хотя она есть логичное продолжение размышлений о воинском коллективе и дружбе из рассказа под названием "Крюгер и белые кроссовки").

Итак, 94 год. Я командую 115 отдельным танковым батальоном. Войсковая часть 22447. Первое, с чем я столкнулся - отсутствие личного состава, а именно солдат-сержантов. Не хватало даже командиров рот. При этом в/ч считалась развернутой, резервом командира дивизии. По своим масштабам как техники так и хозяйства равнялась танковому полку без двух танковых батальонов. И все требовало обслуживания, ухода, охраны и т. д... Но основа основ в армии - это наличие солдат, коих и не было.

Маленькая предыстория о сути контрактной службы. Ясное дело, в армию уже ни сами призывники не спешили, да и их родители, понимая все сложности данного исторического периода в жизни Родины, не торопились своих детей туда отправлять. Если раньше службой в армии гордились, а парень, не прошедший "школу мужества", считался ущербным, то сейчас с подачи государственных СМИ, да что там говорить, и "благодаря" политике государства, служба стала считаться чуть ли не позором и "отстойником" для отбросов общества.

Вот в этот период и пошел разговор о призыве на службу в армию взрослых дяденек, контрактников. Командный состав дивизии в принципе отнесся к происходящему отрицательно. Я для себя сделал вывод, что это наиболее приемлемая форма службы в армии. И до сих пор считаю контрактную службу передовой. Смешение контрактной и срочной службы в руках умелого командира, работающего и общающегося с людьми, равняется самому боеготовному подразделению. Это так, отступление от сути. И вообще, о моих контрактниках и их достижениях должен быть отдельный рассказ, поучительный, я думаю, для сказочников из Министерства обороны РФ.

Опуская опус о наборе контрактников, констатирую факт: в отличие от других командиров полков, батальонов, рот, мы набрали в свою часть максимально возможное количество солдат-контрактников, дяденек от 21 года до 40 лет. Конечно, читатель должен понять, что прежде мне пришлось немало беседовать с офицерами части, объясняя, доказывая, обосновывая. В итоге все свелось к простой формуле и посылу: "Техника должна быть обслужена. Наряды с караулами должны выставляться. Полы в казармах должны быть вымыты. Нет солдат, делайте сами. Или ты офицер и командуешь солдатами, или сам бери швабру и иди мой полы с унитазами. А я спуска не дам, три шкуры сдеру". Офицеры и прапорщики меня хорошо знали и точно понимали, что я не шучу.

На выхлопе мы столкнулись со следующим моментом: когда коллектив был сформирован, солдаты-дяденьки обучены и заражены идеей коллективизма и дружбы, стали патриотами нашего "пионерского" батальона, как нас тогда называли (надо добавить, что батальон наш был многонациональным, но национального вопроса не стояло как такового, и это принципиальная позиция!), они вдруг сделались высокопрофессиональными танкистами.

А среди контрактников были подводники, моряки, десантники, пехотинцы, химики+ На этих должностях ребята проходили срочную службу. Предвижу реакцию профессиональных военных: такого не может быть! Может, и было.

Так вот с какой проблемой мы столкнулись. Когда ставили задачу контрактникам, мы по привычке исходили от работоспособности и опытности солдат-срочников, а солдаты-контрактники выполняли эту работу вместо 6 часов за 30 минут! Максимум за час! Приходишь в парк на обслуживание техники через час после постановки задачи, а "дяденьки" дымят в курилке.

Сел, закурил, поговорили, пообщались. "Ну что, мужики, пора на технику идти". Ответ: "А нам там делать нечего". "Как нечего?" "А мы все сделали". "Как сделали?!" Идешь проверять - реально все сделали! И даже больше. Шок. Но быстрое осознание: ага, эти дяденьки за работой работают, а не дрыхнут в танке согласно известному выражению "солдат спит - служба идет".

Не удержусь от другого примера, насколько сильные ребята были специалисты. Итоговая проверка. Танкодром. Проверяющий подполковник со штаба ГРВЗ, грузин, старый знакомый, характеризую как положительного офицера. Открытым текстом сообщает: "Поставлена задача поставить вам "банан". А конкретно тебе. Самое большое, чем могу помочь, - поставить тройку за вождение".

Первыми поехали механики-водители. Механики выполнили норматив по вождению "мастер". То есть выше, чем на "5". Следом поехали командиры танков. Большинство сдали норматив на мастера, некоторые на 1 разряд, оценка "отлично". Дальше посадили наводчиков орудий, что в принципе запрещено. Выполнили на "хорошо" и "отлично". Про офицеров я молчу - все сдали на мастера. Если в чем то допустил не точность, да простят меня вон-спецы.

В те времена это был нонсенс. Замечу, что в подразделениях не было ни солярки, ни боевой подготовки как таковой. Солдат вождению боевых машин мы учили в своем парке, используя нетрадиционные методы. Ну и еще несколько своих секретов, что помогали преодолеть психологический барьер - страх, вождения танков.

В момент, когда поехали наводчики орудий, увидели, как к нам со стороны дивизии направляются три уазика. В первом - начальник штаба проверки, во втором - командующий, в третьем - командир дивизии. Представьте картину: стою на вышке и вижу, как эти три уазика едут по асфальтовой дороге. Понимаю, что меня едут снимать. Асфальтовое шоссе пересекала грунтовая танковая трасса.

Им наперерез вылетают с некоторым интервалом 2 танка, водителей уазиков тормозят где-то в 15 метрах от пересечения дорог. Танки, с подъема набирая скорость, один за другим пролетают участок ускорения и скрываются в облаке поднятой пыли. Справа два танка преодолевают очень сложное препятствие - колейный мост. (По условию выполнения упражнения танк должен медленно въехать на колейный мост высотой под 2 метра и так же медленно съехать. Норматив явно написан для срочников и для мирного времени). И тут на мост влетает танк, не тормозя пролетает его и улетает дальше к очередному препятствию.

Командующий открыл дверь, махнул начальнику проверки, чтоб он ехал к нам, знаком приказал остальным разворачиваться и отправляться назад.

Остальные нормативы мы сдали не ниже оценки "хорошо". В итоге нам еле-еле поставили четверку вместо заслуженной пятерки. Объяснение было таким: "Ну, ты понимаешь.., и так не бывает"

Не смог удержаться, чтоб не рассказать о своих контрактниках. Возвращаюсь к теме предыдущего рассказа. Если помните, суть его заключалась в следующем: хорошо, если тебя уважает солдат, но высший пилотаж командира, руководителя, когда он имеет авторитет у целого коллектива, что выражается в его определенных поступках по отношению к руководителю.

В каждом коллективе есть разные люди, но главное, что есть сильные и слабые, в данном контексте слабые духом. Из них частенько некоторые лица или структуры набирают стукачей. Чтобы командира держать в узде. Эта система присуща всем структурам, любой вертикали власти. Суть человеческая везде одинакова.

Как-то я вышел с совещания у командира дивизий. Все уже разошлись, а я почему-то задержался. Вдруг слышу, меня окликает начальник политотдела дивизии (должность названа по старому ). Я собирался подойти к нему, но он остановил:
- Я сейчас сам к вам подойду.

Разговор состоялся тет-а-тет. Полковник подошел и говорит:
- Капитан, дай пять.
Я с удивлением протягиваю ему ладонь. Он интенсивно трясет мою руку и произносит:
- Я впервые встречаюсь с таким офицером.
Смотрю непонимающе:
- О чем вы, товарищ полковник?
Продолжая трясти мою руку, он повторил:
- Сколько служу, никогда не встречал такого командира!
Мое недоумение в мыслях начинает обрастать догадками.
- Не хочу ничего объяснять, но ты молодец, ты умница.
- Да нет уж, товарищ полковник, теперь уж поясните, о чем вы. Сказали "а", скажите и "б"! Я ведь все равно теперь узнаю, - намекая на что-то неопределенное, но известное ему, с подвигнул его на откровенность. Я постарался выразить свое требование довольно жестко, отнимая руку.

- Ну ты понимаешь, - как-то нерешительно продолжал полковник, - ты у нас на особом счету в политотделе. Вот я и решил на тебя собрать компромат. У меня побывали все твои подчиненные от офицера до солдата, и контрактники и срочники, - стал рассказывать он быстрее и гораздо уверенней, - Задача стояла одна - выявить любой твой проступок: пьянство, драка, грубость, рукоприкладство, продажа техники, вооружения. Обещали солдатам деньги, увольнения, почетные увольнения с выплатой денежного содержания - все перепробовали, даже наливали! И ты знаешь, что удивительно? Представляешь, никто, никто, ни один ничего про тебя не написал, не сказал! Это фантастика, так не бывает!.. В моей практике такого не было!

Потом полковник сделал мне недвусмысленное предложение:

- Я хочу с тобой дружить! Давай создадим типа мафии, нашей, русской! Тебя и так тут все уважают, а я буду прикрывать тебя в дивизии. Когда надо словечко замолвлю!

Это он намекал про недавнюю бучу, когда мы выкинули бандитов из военного городка, и о моей роли в этом мероприятии (рассказ "Боевое братство и "смотрящий"). Но мои мысли уже были не о поступке офицеров политотдела. Я думал о том, что в моем батальоне уже месяц копаются, а я ничего об этом не знаю! Ни друзья, ни товарищи, ни подчиненные мне об этом не рассказали. Я был возмущен. Послав куда надо полковника с его русской мафией и заимев при этом себе еще одного "врага", я очень быстро выдвинулся в свой ОТБ.

Сижу в канцелярии и думаю, что мне с этим делать. Пытаюсь нащупать верную линию поведения. Вызываю начштаба батальона капитана Николая Чекарева и замполита Саню Царева, а заодно и представителей солдатского комитета, который я создал у себя в части. Одного, помню, фамилия Акимов, а второго мы звали Железная рубашка - сколько ни бей ему в пресс, реакции ноль! Приходят Коля Чекарев и замполит. Я потихоньку начинаю их раскручивать, пытаясь высказать недовольство. Идет сплошной монолог, его суть - "Как же это мы прощелкали!" "Мы" - это командование и управление батальона.

А Коля с Саней мне и отвечают: "А мы все знали". "Как знали?" Немая пауза. В это время раздается стук в дверь: "Товарищ капитан, сержант Акимов, сержант+ по вашему приказанию прибыли!" В дверях стояли танкисты, только что с парка, вытирающие ветошью руки, оба старше меня лет на 7-10. Я говорю:
- Акимыч, вот я узнал такую историю...
И пересказываю "исповедь" начальника политотдела. Говорю вежливо, ищу нить для вопроса. А Акимыч, как бы рассуждая, просто поставил все на свои места:
- Ну.. Мы собрались.. обсудили... Мужик вы толковый, коллективом решили не сдавать. Чего тут обсуждать?.. Мы в парк пойдем, у нас там еще работы полно.
Представляю, какое у меня сделалось глупое лицо!
- Идите , Акимыч. Хотя, стой! Ну, так ведь я, бывало, и не только словом мог сказать!..
- Ну так то ж за дело, по справедливости. Пойдем мы, товарищ капитан, - по-особенному растягивая слова, что свойственно жителям его региона, закончил Акимов.
- Идите.
А потом Коля Чекарев пояснил:
- Слушай, комбат, у тебя и так проблем с дивизией хватает, мы решили тебя не беспокоить лишний раз. Пойдем мы, приказы готовить надо+
А Саня Царев добавил:
- Я чистый замполит, и тебе скажу, Николаич, что все замполиты - "хавно". Обламывать буйных командиров их специально в училищах учат еще с курсантских пор.
- Сань, ну ты-то не такой?
- Я - исключение, - смеясь ответил он.
В голове у меня прокрутились воспоминания о случаях времен службы, и я добавил:
- Наверно все-таки фифти-фифти.
И все-таки в основном все зависит от командира. И именно он, командир, создавая политику и атмосферу в коллективе, позволяет проявиться или лучшим сторонам человеческой души и характера, ну или как получится+

На тот момент я уже 8 лет как уволился из армии, а со своими контрактниками я расстался в 95 году. Первый звонок от солдат раздался осенью 2008-го:
- Комбат-батяня!
Каково было удивление моей супруги, когда она поняла, что звонит не офицер, не прапорщик, а солдат, да еще и контрактник, узнает ее, благодарит и просит передать трубку своему комбату! Первым звонившим оказался сержант, а ныне прапорщик Кригер.

С моей стороны было бы нескромно передавать те слова, что я услышал. До сих пор, когда я вспоминаю первый звонок от бывшего солдата, у меня спазм в горле. И каждый из звонивших невольно повторил слова срочника из предыдущего рассказа: "Я вам уже не подчиненный, вы мне уже не командир. Вы живете в одном городе, я живу в другом. Но вот, что я о вас думаю+"

Все.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость