№ 01а . Сколько стоит советский лейтенант

Модератор: Модераторы

Ответить
Аватара пользователя
воин
Сообщения: 371
Зарегистрирован: 29 дек 2009, 21:49
Откуда: Тутошние мы, ныне, хотя и поваряжить пришлось - по Союзу
Контактная информация:

№ 01а . Сколько стоит советский лейтенант

Сообщение воин » 19 янв 2011, 15:26

Сколько стоит советский лейтенант

И вот за плечами золотые годы офицера. 4 года в курсантских погонах. Помню, как нас, еще первокурсников, можно сказать, только что оторванных от материнской груди, просвещали молодые, но уже офицеры… Да, курсантская пора – это золотое время. Почему? Да просто ты отвечаешь сам за себя. И этим все сказано.
Попал служить в 31 Армейский корпус в городе Кутаиси. Хотя должны были направить согласно неверно составленному предписанию в штаб округа в город Баку. Случаются такие ляпсусы даже в армейском делопроизводстве. Дело в том, что в Баку не было никакого штаба округа, он тогда находился в Тбилиси! В военном училище со мной была в большой дружбе и опекала меня как родная мать начальник музея истории Ташкентского военного танкового училища Сергиевская. Низкий ей поклон сквозь годы и огромное человеческое спасибо. Это как раз она заметила ту ошибку в предписании. По случайности в Чирчике отдыхал ее однокашник, он являлся помощником начштаба в 31 Армейском корпусе. К сожалению, фамилия его стерлась из моей памяти. И этот человек, взяв на себя ответственность, предложил мне ехать не в Баку, а к нему в Кутаиси. Что я и сделал. Его главный вопрос ко мне был, где я хотел бы служить. В спокойном тепленьком местечке, но без продвижения (и указал такие места), или начинать службу со сложных должностей и дальних гарнизонов?
Вот в такой дальний гарнизон я и выдвигался сейчас в качестве лейтенанта, с группой таких же, как я, юных лейтенантов, выпускников Ташкентского танкового.
Дорога была дальняя. Медленно полз в гору гражданский автобус ЛиАЗ. Коллектив собрался спонтанно, у ворот штаба. В тесном соседстве с местными жителями наших ехало человек 10-15, некоторые с молодыми женами. Предупрежденные еще в штабе корпуса о несдержанности и горячности кавказских мужчин и испытав на себе в Кутаиси зреющие враждебные националистические нравы и проявления «любви» «сограждан», мы постарались обезопасить в первую очередь боевых подруг наших товарищей, усадив их возле окон. А забота о «милых» небритых аборигенах пресекалась сразу и на корню. Потихонечку задремал. Когда проснулся, первая мысль: горы все больше и выше, деревья все ниже и их все меньше… ой, блин, куда я попал?!.. Прибыли на автовокзал. Таксисты живо начали предлагать свои услуги по умопомрачительной цене. Но и обоснование реальное – до гарнизона пилить и пилить… Чемоданы лейтенанта трещали от вороха униформы, выданной в военном училище «на дорожку». Кто-то отправился к месту назначения на такси, ну а мы пошли пешком. До гарнизона оказалось… 30 минут неспешной ходьбы! Обманули!
Памятно впечатление от встречи с дивизией. Яркий солнечный день, мы идем через КПП, а на постаменте перед нами гордо стоит Т34-85. А дивизия-то пехотная! Слава танковым войскам!
Мне был 21 год. То время встает перед глазами живо. Мы часто помним важные вехи своей жизни как отпечатанные навечно. Тебе уже за 40, а те юношеские эмоции свежи… Школьный выпускной, прощальный бал, поступление в учебное заведение – все помнится, словно происходило вчера…
Попал служить в танковый полк в/ч 22447, город Ахалкалаки. Выдвигаюсь в штаб полка. По пути капитан-танкист объясняет, как добраться до штаба. Между делом изучающим взглядом прощупывает, кто я и что я. Невысокий, худой, в ладно сидящей форме, а виски уже с залысинами – вумный, видать! Капитан советует мне:
- Просись в 5 танковую роту.
- А вы кто, товарищ капитан?
- А я командир 5 танковой роты, Батеха Валерий Иванович.
Так я познакомился со своим будущим ротным.
Штаб полка. Нас, лейтенантов-новичков приглашают на собеседование с командиром полка полковником Горшковым Павлом Ивальдиевичем. Каждый из нас, по очереди выходя из строя, ему представляется:
- Товарищ подполковник! Лейтенант такой-то для прохождения службы прибыл!
Все в напряжении, и все боятся ошибиться – дюже грозный вид у этого подполковника! Каждого он оценивал своим проницательным взглядом, в нем чувствовался многолетний опыт. Он мгновенно определял, кого в какую роту записать, и уже тогда предвидел, у кого как сложится военная карьера.
Нам разрешили присесть – а я постарался пристроиться подальше, догадавшись, что вскоре произойдет. И я не ошибся! Последовал вопрос, кто с какого училища и какие объекты, основные и запасные, изучал. Объекты – это танки, различные модели танков. Полк только-только перевооружился на Т72Б1. Предчувствуя, что сейчас пойдут вопросы технического характера, я назвал старую модель танка, схитрил. Признаюсь, техническими знаниями я не блистал, что, разумеется, легко было выявлено в ходе опроса. Комполка направил в мою сторону укоризненный взгляд, в котором читался упрек моей безграмотности в отличие от компетентности выпускников Челябинского и Ульяновского танковых училищ. А я, как и положено выпускнику Ташкентского, выкручивался на ходу:
- Не изучали!.. Не знаю марки новых танков, но кажется, вот так и так!
Короче, юлил, как мог. Выскальзывал, как манка, зажатая в кулак!
Затем комполка спросил, кто из нас где остановился, какие у кого мысли по поводу жилья. Мы на тот момент уже успели сдружиться с лейтенантом Генкой Бобровым с инженерного училища, забыл с какого города, и с башкиром Ильфатом. Наша троица размечталась, что поселимся вне гарнизона, сняв на троих квартиру в городе, о чем я радостно доложил командиру полка. Тот подивился ретивости лейтенантика и выдавил:
- Будете жить в офицерском общежитии.
Командир подытожил результаты проверки. Одному нарисовал радужную перспективу через год дослужиться до ротного. Второму предсказал хорошую службу и возможность через пару лет командовать ротой. И так далее. Дойдя до моей скромной персоны, он сказал в своей неповторимой манере (а говорил он размеренно, растягивая и смакуя слова и четко произнося каждый звук):
- Товарищ лейтенант, можете поставить крест на своей карьере…
«Ну, это мы еще посмотрим…»
Командир продолжил:
- Пойдете служить в 5 танковую роту к Батехе.
Ротный ждал меня на выходе из штаба.

Первый наряд
Не прошло и недели с начала моей службы в полку, а наша рота заступила в наряд по гарнизону. Меня поставили дежурным по КПП дивизии, что по уставу вообще-то было не положено. Первый наряд, тем более гарнизонный, должен быть лишь через месяц после вступления на должность комвзвода, в которую я еще не вступил.
Деваться некуда, приказ есть приказ, и вот я стою на КПП дивизии. Первое, что меня поразило, это желание местных пройти военный гарнизон. Причины разные: кому-то нужно с знакомым встретиться или сходить в гости, кому-то хотелось пройти в магазин военторга. В дивизии служило много местных на должностях прапорщиков и в качестве солдат сверхсрочной службы. В основном прапорщиками становились армяне – их чаще всего жаждало навестить с той или иной целью местное население. Но особо мне был противен один факт. Существовала отдельная категория женщин, что заводила, так сказать, «друзей семьи» из местных. Вы поняли, о чем я. Все это было весьма неприятно.
Я поставил службу и пропускной режим в военный городок строго по уставу. Невзирая на царящие «обычаи»! Чем немало удивил местных, привыкших к свободному проходу через КПП за легкими удовольствиями, заставив их рвать штаны, перелезая через забор вне зоны моей ответственности.
У меня имелся небольшой опыт организации несения службы на КПП, приобретенный во времена учебы в военном училище. Тогда все было как положено: строго и согласно уставу. Пропускной режим – не шутки, а наоборот, самое важное. В курсантские годы нас частенько кормили байками о том, как вражеские лазутчики, используя поддельные документы или пугая солдата серьезными должностями и всяческими страшными последствиями, стремятся проникнуть на территорию военных училищ, гарнизонов, в расположение войсковых частей. Все эти рассказы с известной долей армейского юмора стимулировали нас на определенные поступки и сформировали стойкие убеждения и кодекс поведения на посту.
Расскажу байку из курсантской жизни. КПП Ташкентского танкового училища, город Чирчик. На входе стоит дневальный по КПП, курсант 4 курса. Через пункт пытается проникнуть пожилой человек в гражданском. Курсант останавливает посетителя и просит представиться. «Я начальник особого отдела Туркестанского военного округа полковник… такой-то». Курсант улыбнулся, взял строевую стойку и четко доложил: «Командующий Туркестанским военным округом генерал-лейтенант Иванов Павел Иванович!» Мужик, внимательно прищурившись взглянул на курсанта, тоже улыбнулся, оценив шутку, после чего ему ничего не оставалось, как предоставить удостоверение личности офицера с указанием должности. А в будущем отметил находчивость и смекалку курсанта военного училища.
Примерно такую линию поведения я для себя взял за основу, учитывая устав гарнизонной службы и мой небогатый опыт молодого лейтехи.
Памятен случай, произошедший около 12 ночи. Через КПП пытался пробраться толстый абориген с выпученными как у жареного рака глазами. Причем не пройти, а проехать на черной «Волге»! Видно, он настолько привык свободно попадать на территорию гарнизона, что его удивление не знало границ, когда «малину» прикрыли!
Из авто вышел высокий накачанный телок – на них уже пошла мода, 88 год. Попытался со мной объясниться, зайдя в помещение пункта. Не удалось, отправился к машине, потом опять возвратился ко мне и вежливо попросил меня подойти к «Волге». Ну, если вежливо просят… Я подошел к автомобилю. С заднего сиденья через окно мне рассказали о том, какие великие люди желают в настоящий момент проехать через КПП! На что я потребовал предъявить пропуск на проезд в гарнизон.
«Командир, ты что, не въехал, я такой-то!»
« А я хрен с бугра! Нет пропуска - нет проезда. Освободите дорогу».
И я ушел к себе в дежурку. Машину убрали, а из нее наружу выползло тело местного вождя. По его нижайшей просьбе и с моего разрешения его пропустили ко мне. Дальше мне объяснили, что я в этой жизни – червяк, а передо мной сейчас стоит хозяин этой самой жизни. Коего я по ошибке, и по недоразумению, естественно, не пропускаю. Еще мне продемонстрировали ствол охранника. По тем-то временам! Из кобуры был мгновенно извлечен и перезаряжен пистолет. Кто быстрее? «Хозяин жизни» с рачьими глазками и животом беременной женщины повел другую игру, выгнав телохранителя и попросив убрать оружие. Он поведал мне замечательную историю, о том, что он директор асфальтового завода, единственного в округе, о том, что он один из богатейших, но тихих миллионеров и уважаемых людей, о том, что он оказывает благотворительную помощь дивизии и лично знаком со всем командованием. Для закрепления сказанного ночной «гость» назвал должности, имена, фамилии начальства, что и в самом деле впечатляло!
«Да в чем проблема! Вот телефон, звоните начальнику дивизии, даст команду – пропущу!»
Шел второй час ночи, конечно, он никому не дозвонился. Зато сумел выйти на оперативного дежурного по дивизии. Тот предложил мне асфальтового директора пропустить. Но мне этого очень не хотелось делать, и я быстренько придумал выход!
- А вы уверены, что этот человек тот, за кого он себя выдает? А вы его по голосу узнать сможете?
Тупиковых вопросов было много, и дежурный сдался, выдохнув в трубку «Решай сам» и отключился.
Так что ответственным за ситуацию опять оказался я сам. А это значило, что толстяк в гарнизон не пройдет, а уж тем более не проедет. У господина дело пошло на принцип:
- Меня ждет женщина уже второй час. Я должен к ней попасть. Я могу перелезть через забор… Да?
- Да.
- Я могу зайти с любого тыльного входа в дивизию… Да?
- Да. Но не через КПП.
Следующий мой хитрый ход связал его по рукам.
- Несолидно директору лезть через забор да штаны пачкать!
Мой оппонент уже понимал, что выхода у него нету, но все еще шел на принцип.
- Сколько ты стоишь, лейтенант?
- Не понял.
- Какая у тебя зарплата?
- 250+30 горных… 280.
Денег, кстати говоря, критически не хватало. Цены в горах были бешеные, даже в офицерской столовой. Ходили постоянно впроголодь.
И вот началась торговля. Начали с сотни, а закончили торг на трех тысячах рублей! Представляете, что значили три тысячи по советским меркам?! Это же «Жигули»! За проход через КПП! «Закончили», дорогой читатель, это вовсе не значит, что я согласился. Это значило лишь то, что более трех тысяч за свидание с любимой женщиной толстяк был не готов платить! Ситуация патовая, тупик! Зазвенел зуммер военного телефона. Оперативный дежурный доводит до меня просьбу командования пропустить сего кадра. Я кладу трубку. Смотрю на уставшего, вымотанного, ничего не соображающего «хозяина жизни». Третий час ночи. Я смотрю на посетителя и говорю:
- Хорошо, проходите, но пешком.
Честно скажу, уже отвязаться от него хотелось. Тот вместе с охранником протопал метров 20… и вдруг затормозил, словно до чего-то додумался и вернулся ко мне:
- Куда я сейчас пойду?! Все спят уже!
На это я и рассчитывал. Пусть маленький, но долг перед товарищами я в ту ночь выполнил.
«Хозяин жизни», спросив разрешения, присел возле меня и произнес следующее:
- Я первый раз вижу такого человека, которого нельзя купить. Если у тебя будет какая-то просьба, или надо будет помочь, например, насчет асфальта, найди меня – я тебе всегда помогу. Если из армии уволишься – заберу к себе.
На том мы и расстались. Оба – несолоно хлебавши.
Утром через КПП попытался пройти Герой Советского Союза, пожилой грузин. И я его не пропустил. А на каком основании? Грузин назвался Кантарией, водружавшим Красное знамя на рейхстаг.
«Покажите для начала ваши документы».
«А ты кто такой, лейтенант? Да тебя!..»
«На нет и суда нет. А я – министр обороны!»
«Как?»
«Ну, если вы называете себе Героем Кантарией, то я называю себя министром обороны!»
Он с раздражением вытащил корочку и ткнул мне в лицо. А потом ему пришлось дать удостоверение мне в руки. Да, это на самом деле был Кантария.
«Спасибо, я вами очень горжусь. Но у нас пропускной режим. Цель вашего визита?»
«Мне надо пройти!»
«Цель вашего визита?»
Вся спесь с него разом сошла:
«Понимаете, у меня внук на гауптвахте сидит… Вот я и приехал».
Я получил разрешение у командования выписать Кантарии временный пропуск. Через некоторое время Кантария возвращался через КПП в сопровождении расхристанного солдата, которого незаконно пытался вывести за территорию. Само собой, я этому помешал, напомнив Герою, что внука надо воспитывать в соответствующих традициях и не позорить форму, что дед прославил.
Кантария просто по-человечески попросил ему помочь, чтоб он в другом месте внуку объяснил, как надо Родину любить, и как ее надо защищать. Я ему помог, но уже на законных основаниях, заодно повоспитывав солдата и приведя его в надлежащий вид. Брилось это недоразумение всухую, прямо в КПП. Не зря меня называли Лейтенант Дисбат!
Кантария привел внука в указанное время и поблагодарил меня.
Через КПП периодически шлындали солдаты, особо приближенные к командованию дивизии. Кто служил в армии, поймет, о чем я говорю. Так называемая «комендантская рота». Форма неряшливая, подворотнички пришиты кое-как, пуговицы расстегнуты до пупа, ремни висят, извиняюсь, на яйцах, сапоги нечищены… В общем, все тоскливо. Мне стало обидно за своих солдат. Почему одних устав касается, а других, приближенных к вождям, их доверенных, правила ношения военной формы никоим образом не касаются?
И я такой несправедливостью плотненько занялся. Прямо тут, на КПП, приводил их в надлежащий вид, попутно растолковывая правила общения с командным составом. Кое-кого подстригли, кое-кого побрили. Некоторым пришлось перешить подворотничок или пришить пуговицу, а кого-то даже спровадили на гарнизонную гауптвахту. Когда примчались «заступники» из штаба дивизии, старше меня по званию и офицерской должности, молодой лейтеха, выслушав их недовольный монолог, вежливо высказал следующую мысль. Мол, неловко наблюдать людей, которые обязаны быть образцом как минимум в ношении формы. «Ведь вы же на проверках сами с нас спрашиваете. Вот мой солдат. Сделайте замечание». К моему счастью, офицеры поняли все правильно и настойчиво рекомендовали своим телкам более уважительно относиться как к собственному внешнему виду, так и к товарищам по службе, и не позорить армию.
И лейтенанта понесло… То есть, я, честно говоря, вошел в раж…
Со стороны города влетел в не успевшие закрыться ворота УАЗик. Солдаты знали, чей это УАЗ, поэтому и пропустили! Но не знал этого лейтенант Калугин, на пути которого оказался несчастный!
- Ваши документы!
- Я командир дивизии, лейтенант!
- Извините, товарищ генерал, я вас не знаю! Ваши документы!
Дело все в том, что молодых лейтенантов должны были ставить в гарнизонный наряд после ознакомления их с лицами прямых и непосредственных командиров и обеспечения их узнаваемости. Я лиц начальства за короткий срок службы изучить не успел, не знал их ни в лицо, ни по фамилиям, потому и действовал, как действовал.
Солдат-водитель в расхлыстанном обмундировании попытался поставить меня на место:
- Ты че, лейтеха, обалдел что ли?
- А вы, товарищ солдат, приведите себя в порядок. Ваши документы.
Генерал, так и не показав удостоверения:
- Трогай!
Достаю пистолет, всерьез намереваясь стрелять по колесам. Нарушитель должен быть остановлен! Но вовремя нарисовавшиеся офицеры с вышестоящих структур встали стеной, объясняя мне, как я неправ!
Не знаю, что сталось бы со мной в дальнейшем. Следующий эпизод был не менее забавным.
На КПП прапорщик, отвечающий за пропускной режим, затащил гражданского местного жителя. Что между ними произошло – не знаю, зато знаю, что армянин армянину набил морду. В данном случае прапорщик – гражданскому! Прапорщик был мастером спорта по боксу. А гражданский, желающий пройти через КПП, как он, наверное, обычно делал, не вник в объяснения земляка и не понял, что сегодня на КПП другие порядки, здесь дежурит Лейтенант Дисбат. Через 10 минут в районе КПП собралась толпа человек в 100 из местных аборигенов, устроивших стихийный митинг, желая пробраться в гарнизон, и именно через КПП! Как будто им забора было мало! Ну да, «хозяева Советского Союза»… Мои солдатики-танкисты, все как один ростом под метр 60, большая часть азербайджанцы, были сметены толпой. В СССР уже разгоралась искра межнационального раздора. Я убрал солдат за свою спину. Стою в узком проходе, передо мной озверевшие рожи. Вопли, шум, гам, хамство… Сквозь зубы:
- Покинуть КПП.
Тишина. Обалдевшая толпа. Я повторил приказ несколько раз. Толпа очухалась и стала напирать. Что-то в этом знакомое, еще по курсантским годам… Пистолет извлечен из кобуры:
- Буду стрелять.
Одна обнаглевшая рожа рвет на себе рубашку:
- На, стреляй! Вы все сыкуны!
Медленно, на всеобщее обозрение, патрон досылается в патронник… Спусковой курок взведен… Дуло уперлось в лоб наглецу. А тот продолжает изгаляться:
- Да вы шакалы, ничего ты не сделаешь!
Палец нажал на спуск. Это тебе за шакалов.
Выстрела не раздалось. Осечка. Немой вопрос себе: «В чем дело?» Перезаряжаю оружие на глазах у охреневшего и выпучившего глаза местного. Он же слышал щелчок. Из пистолета выпадает патрон.
- Он щто?.. Быль заряжен? – спросил местный.
Я пытаюсь выяснить причину осечки. Аборигена сметает с КПП, слышны его крики:
- Он псих! Он стреляет!.. Он придурок!
Выхожу из КПП и наставляю пистолет на толпу:
- Считаю до трех, и вас здесь нету.
Толпа испарилась на счет «два».
Почему же случилась осечка? Много стрелял из автомата в курсантские годы. Стрелял из пулеметов, из танковых пушек. А вот из пистолета стрелял единственный раз и заряжал тоже единственный. А особенность у перезарядки пистолета такова: ствольную коробку оттянуть можно медленно, но отпускать необходимо резко. В противном случае происходит перекос патрона и, как следствие, осечка.
Захожу в дивизию, вижу, как стоят командир (уже узнаваемый мною!), начальник штаба дивизии, прокурор дивизии и начальник особого отдела дивизии. Комдив быстро удалился, а меня просветил прокурор гарнизона:
- Ты действовал правильно и по уставу. Но если бы ты убил человека, тебя бы посадили в тюрьму.
- Почему, товарищ полковник?
- Да потому что устав противоречит основному Закону Советского Союза и теперь является внутренним документом министерства обороны в части применения оружия.
Наутро на построении полка командир подполковник Горшков, выведя меня из строя на три шага вперед, поощрил меня новой формой с кителем (жаль, что не по размеру)! Поставил меня в пример остальным офицерам полка и пожелал не ставить меня больше дежурить на КПП.
И начались для меня бессменные и ставшие за недолгий срок привычными караулы.

Кстати, комендантскую роту дивизии целую неделю мордовали строевыми смотрами, проиводя ее в порядок. Догадываюсь, что они были мне особо «благодарны»…

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость